Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:54 

Пираты!

I'm a fucked up bastard A sub-zero psycho, well I know
Название: Пираты!
Автор: murderofonerose
Оригинал: www.fanfiction.net/s/5136042/1/PIRATES
Разрешение на перевод: пока нет, мы тоже пираты :Р
Переводчик: Magestic
Бета: SveTka.
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер: Я не более Том Стоппард, чем Стоппард – Шекспир. Написано на слово-заказ «Пираты!»



Вокруг крики и хаос, и, на самом деле, это могло происходить с ними и раньше. Ну, может, не крики, но…
Они втиснулись в одну и ту же бочку, и, каким-то образом, накрылись изнутри крышкой. Их окружала кромешная тьма, и на мгновение Гилденстерн пожелал иметь спичку. Потом он понял, что с их везением, одна зажженная спичка может обеспечить свет в виде факела из бочки, охваченной огнем, так что он решил оставить всё, как есть, и попытался вообразить, как именно они сжались внутри.
После некоторых размышлений, он решил, что вполне возможно, их впихнул в бочку кто-то другой, а он просто забыл, кто. Это казалось более вероятным, потому что, если бы он мог выбирать, то он определенно не выбрал бы, чтобы одна его нога была зажата между коленями Розенкранца и грудью, другая между спиной Розенкранца и стенкой бочки, а локоть Розенкранца расположился в опасной близости от области ниже пояса. Или, во всяком случае, он думал, что это локоть. Гилденстерн не был уверен, где именно его локти; он начинал подозревать, что его руки затекли.
«Думаешь, там уже безопасно?» - прошептал Розенкранц. Он казался немного напуганным, и, пожалуй, смирившимся. Может, они привыкли к такого рода вещам – или по крайней мере, один из них, но для Гилденстерна все еще иногда было трудно отличить одно от другого или север от юга, или ястреба от сокола.
Гилденстерн начал трясти головой, прежде чем понял, как это бесполезно. «Я все еще слышу крики» - прошептал он в ответ.
Внезапно, как будто в подкрепление этой мысли, что-то громко стукнуло снаружи бочки. Розенкранц резко дернулся к Гилденстерну, оттолкнувшись от своей стороны, и, да, это его локоть, но, по крайней мере, он практически не попал по самому чувствительному…
«Что это было?» - прошипел Розенкранц и Гилденстерну стало не по себе, потому что он слышал голос другого мужчины практически у себя в ухе.
Несколько дюймов влево и их головы столкнутся. А ещё он мог чувствовать на своей щеке дыхание друга, прислонившегося к его груди. Это на самом деле успокаивало, даже притом, что он не знал ответ на вопрос.
«Пираты?» - предположил он.
Волосы Розенкранца касались его щеки и Гилденстерн на мгновение был сбит с толку, почему это происходит? В темноте это почти невозможно понять. «О» - прошептал он застенчиво.
«Так».
Гилденстерн не мог сдержать тихий раздраженный вздох. «Ты забыл?»
«Ну, я…» - произнеся смущенно, Розенкранц отодвинулся назад к своей стороне бочки – хотя особой разницы не почувствовалось.
На самом деле, все движения, которые совершались в их тесном убежище, скорее причиняли определенные неудобства, потому что бедро Розенкранца было между его ног. Гилденстерн прикусил губу, чтобы удержаться от вскрика, и напомнил себе, что это единственный вариант двум взрослым мужчинам поместиться в одну бочку.
«Это не имеет особого значения, не так ли?» - прошептал Розенкранц.
Гилденстерн моргнул в темноте. «Что?»
«Память» - ответил другой мягко. «Понимание. Если мы понимаем, или если нет… это никогда, по-видимому, не имеет значения для происходящего вокруг».
«Но мы имеем значение» - прошептал Гилденстерн в ответ. Он слышал неуверенность в собственном голосе и… не знал, что с этим делать. С глубоки вздохом, он упорно продолжал: «Мы направляемся в Англию».
«Англия» - повторил Розенкранц нерешительно.
Гилденстерн открыл рот, чтобы продолжить – но разве они уже не были здесь раньше? Что есть Англия, что ее нет, какая разница… Откуда-то снаружи их убежища все еще раздавались крики и топот, и это означало, что все в разрухе.
Они уже знают это. Они должны были уже привыкнуть к этому.
Но Гилденстерн высвободил одну руку из неудобного положения и попытался похлопать друга по спине или плечу, что удастся найти в темноте, потому что они не привыкли и, возможно, не знают как к этому привыкнуть?
Попытка. Все, что его рука (которую всю кололо и сводило) нашла это часть головы Розенкранца, повернутой к нему и наклоненной. Большой палец Гилденстерна приземлился на его бровь, безымянный палец в ухо, а ладонь почти коснулась ресниц. «Прости», - пробормотал он, но Розенкранц прислонился к руке, принимая неуклюжее утешение.
«В любую минуту», - прошептал Розенкранц, едва громче, чем дыхание. Гилденстерн мог чувствовал, как щекочет его ладонь щетина. «В любую минуту кто-то может постучать по крышке и скажет нам вылезать. Всегда есть кто-то, кто говорит нам что делать».
И вдруг, Гилденстерн осознал, чувством, сравнимым с трепетом перед Ветхим Заветом, что Розенкранц не хочет, чтобы кто-то постучал в крышку. Такое тесное убежище, как эта бочка помогало на время отгородиться от мира (который недавно обошелся с ними несколько холодно), и он понял, с равно удивительной ясностью, что он вовсе не хочет покидать бочку – настолько сильно, что может игнорировать тот факт, что его все его конечности затекли.
Внезапно он почувствовал что-то на своем колене и подпрыгнул, прошептав:
«Что это?»
«Я думал, что положил руку на свое колено», - ответил Розенкранц робко.
Гилденстерн пристально посмотрел туда, где, как он думал, было лицо Розенкранца, но с тем же успехом мог просто закрыть глаза. «Это мое колено»
«О». Короткая пауза; Розенкранц не пошевелил рукой.
«Да, теперь я это чувствую».
«Чувствуешь что?»
«Ничего»,- ответил Розенкранц, чрезвычайно естественно. «Ни на одном из моих колен ничего нет».
Гилденстерн вздохнул и с любопытством стал ждать, что Розенкранц уберет руку, исправив ошибку. Когда он не сделал этого, Гилденстерн начал размышлять, а было ли это ошибкой? Это казалось правильным, так или иначе, как будто бочка – это их непроницаемая защитная оболочка, которая с самого начала была их целью. Он хотел сказать это Розенкранцу, но слова на его языке были неуклюже-тяжелы, он не мог придумать, как объяснить это как следует. А он должен, должен быть в состоянии…
Без раздумий он наклонился вперед. Немного. Совсем чуть-чуть.
Их носы столкнулись. Розенкранц издал в темноте короткий звук удивления, почти писк. И внезапно Гилденстерн подумал о том, что он делает – с удивлением, иронией, о чём, чёрт возьми, он только думал– но тут же, он понял, что это нормально. В темноте, в ее приватности, это так же хорошо, как любая другая форма коммуникации.
Их губы соприкоснулись, и Розенкранц пискнул опять. Гилденстерн поводил большим пальцем назад и вперед по его скуле, нежно и успокаивающе. Все в порядке, думал он, мы в безопасности. Он также хорошо мог сказать это прикосновениями, как и словами. Розенкранц прислонился ближе к нему, излучая смутное смущенное облегчение.
Поцелуй был сдержанный, но каждый раз, когда Гилденстерн собирался отстраниться, рука Роз.крепко сжимала его колено, и он продолжал. Вместо этого, его рука прокралась в волосы друга и сдвинула их головы ближе друг к другу (отказаться от этого в данный момент почти физически невозможно). Каждое движение и каждый быстрый вдох они совершали, чтобы поймать торжествующее «Несмотря на всю неразбериху, мы все еще в порядке». Мир снаружи мог пойти к черту.
***
Позже, когда пираты ушли, они выбрались из своего убежища на слабых, подгибающихся ногах, словно всё ещё пытаясь привыкнуть к морской качке. Розенкранц покачнулся и схватился за плечо Гилденстерна, чтобы встать прямо; Гилденстерн держался за край бочки.
Гилденстерн нервно размышлял, заметил ли кто-нибудь еще Розенкранца, вытирающего углы рта рукавом и пытающегося выглядеть непринужденно… Они не были полностью уверены в себе, оказавшись на открытом воздухе. Но Розенкранц ошеломленно ему улыбнулся, и Гилденстерн надеялся, что, может быть, они крепко держатся за, по крайней мере, малую часть этой уверенности, этих прочных чувств. Они все еще есть друг у друга, не так ли?
Он пообещал себе, что они будут друг у друга до конца. И даже если, глубоко внутри, он знал, что у него нет власти поклясться, он разрешил себе солгать.

@темы: фанфики, Ros, RaGAD, Guil

Комментарии
2010-05-22 в 23:26 

Истинная рейвенкловка// MC Word/author, slave-fic, non-con, bdsm, NC-21
спасибо за перевод! замечательный! кстати у этого автора еще несколько фиков по РиГ! вот думаю, не перевести ли, как будет время)

2010-05-23 в 00:10 

I'm a fucked up bastard A sub-zero psycho, well I know
Крошка Капризуля Хоч
вау, нас читает кто-то еще :-D
спасибо вам! про фанфики знаю, все прочитаны и просмакованы)) я думаю вот этот перевести, остальные пока свободны, переводите, пожалуйста, будем оч рады :)

2010-05-23 в 13:14 

Истинная рейвенкловка// MC Word/author, slave-fic, non-con, bdsm, NC-21
читать дальше

теперь я тоже их все прочитаю.))) правда, с переводами у меня туговато, я лучше какой-то фик напишу, когда время появится))

спасибо за сообщество))

2010-05-23 в 13:46 

I'm a fucked up bastard A sub-zero psycho, well I know
Крошка Капризуля Хоч
и буду популяризировать РиГ в среде свои ПЧей)))
вот за это огромное спасибо действительно)) скоро у сообщества будет готов баннер рекламный, так что заодно можно будет популизовать нас)))

насчет чего-то нового понимаю, и давно хотелось такое что-то вечное и классическое:-D )) а эти пьеса и фильм действительно нестареющие)

я лучше какой-то фик напишу, когда время появится))
вот это было бы вообще супер! пишите-пишите)

2011-04-12 в 19:19 

Rosencrantz
Человеческая кровь отдает медью, но мятные леденцы быстро отбивают этот вкус. (с)
ооо, это чудесно))))
Такой очаровательный фик))
Спасибо за него!))

2011-04-23 в 00:14 

Rosenstern
Head!
не за что :)

лень разлогиниваться)
дада, я вспомнила про сообщество :alles:

URL
2011-04-23 в 00:44 

Rosencrantz
Человеческая кровь отдает медью, но мятные леденцы быстро отбивают этот вкус. (с)
о, это чудесно)) я лелею надежду на то, что сообщество все же будет оживать ^^

   

Ros and Guil are love

главная